- Татуировки,наколки,Эскизы тату,значении татуировок.

Элизе Реклю. Перевод П. Ю. Шмидта. Брокгауз-Ефрон 1906..

Татуировка....Первобытный человек применял искусство и к своей собственной персоне. Существуют племена, которые не носят одежды, но но никогда еще не приходилось встречать племен, которые бы не украшали свое тело; если вообще и имеются представители человечества, которые живут в одиночку, изолированно и не стараются себя украсить, то, несомненно, таких людей можно найти разве лишь в среде каких-нибудь злодеев или людей, во всем отчаявшихся.

В обычной жизни, как в прежние времена, так и теперь, человек постоянно старается нравится другим или, по крайней мере, любуется самим собой. Человек по природе своей не располагает такими вспомогательными ресурсами, какими обладают звери, птицы и пресмыкающиеся, у которых в течении периода любви вырастают украшающие их перья или появляется яркая окраска. Ему недостаточно ярких взоров, обаятельных улыбок, чувства своей силы и здоровья: ему необходимы еще особые прически и внешние украшения.

Действительно, первобытные люди нисколько не меньше заботятся об украшении своей персоны, чем самые отъявленные фаты цивилизованного общества; нередко им случается проводить целые часы при создании своей сложной прически, и они гораздо сильнее увлекаются модой в выборе перьев, булавок, стекляшек и материй для украшения своего тела, чем охотой и войной. С каким наивным благоговением поворачивается во все стороны дикарь, чтобы показать все то великолепие красок, ярких и кричащих, которыми он изукрасил свои члены!

Жирная земля, различные сорта глины, охры, а в тропических областях, особенно в Южной Америке, красящие плоды, например, генипа и руку, являются между объектами торговли одними из наиболее ценных. Украшения и узоры на теле различаются не только сообразно с материалами, доставляемыми различными странами, но также и сообразно с формой прически и цветом лица; сами художники, опытные в кокетстве, умеют согласовать ту или другую окраску и производимый ею эффект со всеми этими условиями.

Ко внешним средствам, служащим для того, чтобы делать себя более красивыми или, в других случаях, более страшными, первобытные люди присоединяли и до сих пор присоединяют во многих странах производство на теле неизгладимых отметин, делание рубцов и надрезов, удаление частей тела, татуировку и раскрашивание тела. Желание нравиться или устрашать было не единственной причиной производимых страданий и иногда даже мук, претерпеваемых человеком при подобных операциях.

Большинство племен и любой представитель каждого из них старались также отметить чем-либо свою индивидуальность, указать свое происхождение, похвалиться своими славными деяниями, удовлетворить своему тщеславию и утвердить свою славу на веки в памяти людей. У культурного человека наших дней имеется его паспорт и его документы, человек прежних времен выставлял все свои титулы пред лицом всех на своем собственном теле. Очень часто в подобных случаях отличия, к которым стремился человек, вели к уменьшению красоты, к обезображиванию его.

Подобно тому как цивилизованный человек иногда бахвалится своими пороками и преступлениями, так и дикарь хвастается своими руками, на которых не хватает пальцев, челюстями с выбитыми зубами, губами, которые растянуты кольцами, или рубцами на своем лбу. Иногда и другие причины побуждают человека обезображивать себя: носящие траур жертвуют добровольно частью своего тела в честь друга или родственника, отошедшего в вечность, либо с той целью, чтобы последовать за ним хотя бы одною частью своего "я”, либо для того, чтобы сделать себе благосклонным дух усопшего, витающий над его очагом.

Bce эти многочисленные причины ведут к одной и той же цели. Так, амулеты, предназначенные для того, чтобы защищать обладателей их от колдовства, являются в то же время и драгоценными украшениями: например, коралловое колье элегантной красавицы дает ей не только верную защиту от злых духов, но и выгодно оттеняет белизну ее шеи и красоту ее плеча. Татуировка, в своей первобытной форме очень грубая, сделалась затем одним из наиболее утонченных искусств; она развивалась, однако, лишь в странах, население которых может, прогрессируя в области умственного развития и техники, обходиться без одежды.

Эскимосы татуировочного искусства являются, однако, произведения, выполняемый в несколько ином стиле обитателями Полинезийских архипелагов и японцами Является вопрос, почему татуировка достигла особого совершенства на этих океанических островах, обладающих небольшими размерами и лишенных, вследствие того, густого населения, в среде которого могла бы возникнуть настоящая школа этого искусства? Не трудно заметить, однако, что район прежнего распространения татуировки ограничивался исключительно тропическими областями Полинезии, где плодовые деревья, многочисленные съедобные растения и обилие рыбы доставляют богатое пропитание человеку, и где художнику-татуировщику, следовательно; можно было производить свою кропотливую работу целыми долгими днями: среди прекрасной и обильной плодами земными природы, дававшей человеку силу, красоту и ловкость, у него было также и много досуга, художник-татуировщик, равно как и его пациент, не были принуждены усиленно работать для поддержания своего существования, они могли не особенно заботиться о завтрашнем дне, и татуировка могла продолжаться в течении долгих дней.

 

Эта продолжительная и болезненная операция угрожала иногда жизни во многих странах, особенно в Океании, нельзя было сделаться полноправным мужчиной или женщиной иначе, как этой ценою: ничья нечистая рука, т.-е., рука не татуированная, не могла подавать пищу при трапезой, никто, оставаясь в своем первоначальном естественном виде, не мог заслужить уважения. Татуировка сделалась для человека символом свободы. И действительно, маорисы и обитатели Маркизских островов, покрытые великолепной татуировкой, представляют прекрасное зрелище гордой наготы: все тело изукрашено у них на своем красном фоне синими полосами, красиво изогнутыми и расположенными сообразно с рельефом туловища; в одних местах эти полосы усиливают, в других ослабляют контуры, придавая благородную грацию и удивительную красоту телу, - человек получает как бы совершенно новую и особую анатомию, которая поражает неподготовленный глаз.

 

У японцев, которые, без сомнения, пришли с островов Океании, татуировка, видоизменившаяся сообразно с общим характером национальной живописи, получила совершенно другое направление, чем у полинезийцев: она совершенно лишена симметрии, гармонирующей с формами тела, или, правильнее, она подчиняет себе геометрически план строения человеческого тела и выдвигает вперед целостность рисунка; нататуированные изображения японцев поражают неожиданностью сюжетов-то свободно извиваются драконы, то просвечивают сквозь цветущие ветви деревьев птицы или женские лица. Татуировка, почти исчезнувшая в нашем современном обществе или, по крайней мере, тщательно скрываемая под платьем, была прежде настоящим одеянием соответствовала верованиям человека и подчинялась влиянию моды лишь от поколения к поколению.

 

Само собою разумеется, что она должна была потерять все свое значение в человеческом обществе с того времени, как установился обычай пользоваться одеждой, легко меняемою, сообразно с колебаниями температуры, сообразно с занятиями, с капризами и наклонностями данного лица. Узоры, нататуированные на теле, делались для того, чтобы быть видимыми, вызывать удивление, любовь или страх; вполне естественно, что не стоило более подвергать себя страданию и опасности для выполнения на или изображений, которые все равно должны были оставаться скрытыми под одеждой. Потому, роковым образом, татуировку должны были оставить еще с доисторических времен племена, которые переняли привычку кутаться в меха, в плащи, платье и обувь. Она могла удержаться лишь как пережиток старины и сохранилась, действительно, только в качестве нататуированных знаков, удостоверяющих принадлежность к касте или к обществу, если члены его не желают, чтобы все знали о их соглашении между собою, или в качестве паспорта, по которому могут узнать далеко живущие друзья, или, наконец, в качестве символического изображения какого-либо объекта, данного под влиянием гнева или любви; таким образом, татуировка сохранилась, наприм., до наших дней у босняков католической веры и у пилигримов из Лорегто

 

1), быть может, потому, что у них в состав татуировки входит всегда изображение креста

 

2). Происхождение этого обычая, однако, гораздо древнее христианской веры и связано с культом природы; татуируются никак не позже весеннего солнцестояния и лишь по достижении половой зрелости. Татуировка теперь потеряла свой прежний характер искусства, уважаемого всеми, сделалась тайным, даже иногда презираемым занятием, - естественно, что она при этом ухудшилась и мало-помалу приняла первичные зачаточные формы. Теперь она уже не то, что в былые дни, - она не является историей расы и олицетворением ее идеалов

 

3). Если кто-нибудь из носящих татуировку членов общества совершал деяния, противные чести, то ее уничтожали, ставя на ней метку измены. Одежда, которая заменила собою украшения, нататуированные на коже, в значительной степени служила тем же самым целям: она также должна была украшать человека, удовлетворять его личное тщеславие и вызывать общее удивление. Большинство моралистов, однако, следуя предрассудкам современности и перенося их на прошедшее, видят главною причиною появления всевозможных одеяний, которые носит человек, чувство стыда 4); они принимают легенду Библии, по которой первая чета людей жила в раю в полной наготе и оделась в листья тотчас после грехопадения, когда попробовала плода от древа познания добра и зла 5)......

Еапсо TFerri, "Notes manuscrites”.

Giro Truhelka, "Les Restes illyriens en Bosnie”.

Watke. Ansrand, 1873, Jso 4.

Schurtz. "Grundziige einer Philosophie der Tracht”, pp. 9 -10.

Книга Бытия. Ill, 2, 7.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]